«Советские репрессии 1943-46 годов. Новые установления и новые интерпретации»

Под таким названием в Варшаве состоялась международная научная конференция, организованная Центром польско-российского диалога и согласия.

«Советские репрессии 1943-46 годов. Новые установления и новые интерпретации», - под таким названием в Варшаве состоялась международная научная конференция, организованная Центром польско-российского диалога и согласия. Целью конференции было представление и обсуждение в кругу известных историков из Польши, Литвы, Украины и России выводов из многолетних исследований, касающихся советских репрессий в отношении поляков, украинцев, литовцев, а также деятельности войск НКВД в военный и послевоенный период. Мы пригласили к микрофону одного из модераторов конференции, профессора Гжегожа Хрицюка из Вроцлавского университета, который выступил с докладом «Советские репрессии в отношении поляков в 1944-46 годах».

- Можно ли считать Польшу жертвой наиболее жестоких репрессий со стороны советского карательного аппарата, и каковы их главные предпосылки?

Гжегож Хрицюк: «Доклады, которые мы услышали, об опыте литовцев, украинцев, - думаю, о том же могли бы сказать латыши и эстонцы - говорят, что режим и репрессии с тех странах, которые подверглись либо полной советизации путем включения в состав СССР, или оказались в зоне его влияния были не менее жестокими. Надо отметить, что в немецкое население в Верхней Силезии и на Поморье также полетели осколки репрессий в отношении поляков. В случае польского населения речь шла с одной стороны, об интересах Советского Союза, который с 1944 года рассматривал возможность присоединения Польши не только как государства в определенной степени лишенного собственной воли, но государства, где правили бы коммунисты. Однако сильные традиции движения за независимость и потенциал, содержавшийся в Польском подпольном государстве серьезно этому мешал. А поскольку сопротивление было очень сильным, то и средства подавления были соотвествующими. До момента укрепления местных коммунистов, а именно до 1945 года, репрессивная деятельность практически целиком лежала на СССР. Что касается польского населения восточных окраин Второй Речи Посполитой, то кроме силы Подпольного государства и польского партизанского движения, в значительной степени сохранившегося после акции разоружения 1944 года, имела значение советизация этих территорий, значительно более быстрая и глубокая, чем в случае Польши с новыми границами. Впрочем, новые границы тоже сыграли свою роль. На поляков смотрели как на неблагонадежный элемент. В связи с этим замена населения, исключавшая поляков и принуждение их к отъезду была очень важным элементом советской политики. В определенный момент аргументы пропаганды вроде «возвращайтесь в Польшу» стали недостаточными, так как поляки на восточных окраинах считали, что они по-прежнему живут на одной польской земле. Поэтому были использованы силовые средства, принудительные выселения и депортации».

- Что подразумевает подзаголовок конференции о репрессиях «Новые установления и новые интерпретации» ?

Гжегож Хрицюк: «Уже выявленный состав документов в 90-е годы и после 2000-го, и работы историков российских, польских, а также литовских и украинских составили общую, наполненную многочисленными подробностями картину. При этом отстуствие или ограничение доступа к некоторым материалам, или тот факт, что к отдельным документам, хранящимся в архивах службы безопасности Украины и Литвы удалось получить доступ лишь недавно, поставили новые вопросы о человеческом измерении репрессий. То есть, о репрессиях в отношении отдельных лиц, о целях и мотивах отдельных карательных мер, о самих карателях. И это заставляет еще раз внимательнее присмотреться к количеству жертв. Это требует, может быть, не столько новой интерпретации, сколько новой проверки. Каждый новый выявленный документ позволяет сделать верификацию, смену статуса с гипотезы на подтвержденный факт, доказательство»

- Среди участников конференции был известный историк из России Никита Петров, посвятивший свой доклад теме советских репрессий 1945 года в российской историографии. В частности, в двух периодах историографии последних лет:

- Императив, высказанный Никитой Петровым, лег в основу также еще одной беседы в рамках конференции «Советские репрессии 1943-46 годов. Новые установления и новые интерпретации». Но об этом – в отдельной передаче.

Материал подготовила Ирина Завиша

Źródło/Источник: www.radiopolsha.pl/

Ta witryna używa plików cookie. Więcej informacji o używanych plikach cookie można znaleźć tutaj. Tak, akceptuję Nie, chcę dowiedzieć się więcej